Мода как социальный и психологический феномен

 МОДА КАК СОЦИАЛЬНЫЙ И  ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ  ФЕНОМЕН

На все общество мода распространяется только там и тогда, где и когда существует возможность подражания одних социальных групп (или классов) другим путем заимствования определенных культурных образцов. В традицион­ном и сословном обществе обычай и право более жестко и четко, чем мода, закрепляют определенные культурные образцы за теми или иными социальными группами. Например, в средние века в Европе представителям низших сосло­вий было запрещено носить одежду ярких цветов, тогда как знать могла носить яркие цветные ткани. Использование определенных материалов, видов отде­лок, форм регламентировалось указами королей. Например, французский ко­роль Карл VIII в 1480 г. запретил всем, кроме высшего дворянства, носить одежду из золотой и серебряной парчи, шелка, украшать платье драгоценны­ми камнями, регламентировал длину носков обуви в соответствии с соци­альным статусом и титулом. Впервые указал на особенные черты общества, в котором появляется и действует массовая мода, немецкий социолог Г.Зиммель в конце XIX в. Он выделил следующие признаки:

1.     В обществе должны существовать различия между социальными слоями по престижу (поэтому в первобытном обществе не было моды).

2.     Представители низших слоев стремятся занять более высокое положение в обществе и имеют для этого возможности (т.е. не существует жестких соци­альных перегородок). Этим признакам соответствует капиталистическое обще­ство. Мода действует в социальных системах, для которых характерны следую­щие черты:

1)        динамичность;

2)        социальная дифференциация и мобильность;

3)        открытость (развитые каналы коммуникации);

4)        избыточность (развита система тиражирования материальных и культур­ных благ, существует множество конкурирующих модных образцов).

Мода представляет собой процесс, постепенно развивающийся внутри ста­рых социальных форм. Появление моды в XII—XIII вв. в городах Западной Ев­ропы было связано с развитием городской культуры, с потребностью в новых формах коммуникации, более поверхностных и непродолжительных. Местом подобных контактов стали городские площади и улицы, где встречались па­ломники, посетившие святые места, купцы и странники, побывавшие в даль­них странах, рыцари, возвращавшиеся из крестовых походов. Именно в горо­дах появлялись новые культурные образцы и идеи, развивалось производство, сначала в виде городского цехового ремесла, ориентированного на изготовле­ние изделий на продажу, затем в виде мануфактуры. Но местом рождения моды были прежде всего двор короля и дворцы придворной знати. Социально значи­мое значение мода приобретает в XIX в. в результате буржуазных революций (прежде всего Великой французской революции) и промышленного перево­рота, когда сформировалось общество «равных возможностей», в котором были отменены прежние границы и запреты и стало развиваться массовое произ­водство, позволяющее удовлетворять потребности в разнообразных и дешевых товарах для массового потребителя, возникли новые каналы коммуникации и средства связи: почта, телеграф, железные дороги, газеты, журналы, радио, телевидение, Интернет. Современная мода остается детищем городских мега­полисов.

Г. Зиммель выдвинул «элитарную концепцию» моды, объясняя причины воз­никновения и механизмы функционирования моды исходя из особенностей психологии и поведения различных социальных групп — эта концепция полу­чила название «концепция эффекта просачивания». Согласно этой концепции, низшие слои стремятся подражать элите, демонстрируя иллюзорную общность с высшими классами, копируя их модные образцы. Таким образом, модные стандарты и образцы постепенно «просачиваются» сверху вниз, достигая низ­ших слоев общества, распространяясь в обществе в целом — так возникает мас­совая мода. Социальная элита принимает новые образцы в качестве модных с целью обозначить вновь и сохранить свой статус и отличие от остальной массы. Массы вновь стараются овладеть модными стандартами и образцами высших слоев, стремясь к более высокому социальному статусу. И так бесконечно.

Однако в XX в. элитарная теория моды подверглась критике (в частности, американским социологом Г.-Дж. Блумером) за преувеличение роли элиты в процессе функционирования моды. Мода связана с массовым выбором и массо­вым поведением. В современном обществе ведущую роль играет средний класс, который и является законодателем моды вследствие своего промежуточного от­носительно неустойчивого положения в обществе: с одной стороны, стремясь повысить свой социальный статус, он подражает элите, с другой стороны, под­черкивает свое отличие от низших социальных слоев. В XX в. многие новые «моды» возникли в низших слоях общества — джаз, джинсовая мода и т.п. Известный дизайнер одежды К. Лагерфельд сказал в 1980-х гг.: «Кто пренебрегает улицей — глупец. Именно улица определяет моду последних двадцати лет».

Неустойчивое социальное положение явилось причиной столь активного участия в моде женщин в связи с эмансипацией в XIX—XX вв. и молодежи во второй половине XX в.

Мода является социальным регулятором, демонстрируя, с одной стороны, социальное неравенство в обществе, обозначая различия между социальнымигруппами (различные социальные группы имеют разные возможности и стиму­лы для участия в модном поведении, модные образцы имеют различную сто­имость и т.д.), с другой стороны, мода сглаживает различия между социальны­ми группами, являясь фактором демократизации современного общества.

Мода — не только средство демонстрации социального статуса, но и сред­ство общения между людьми, форма массовой коммуникации. Мода может функционировать как межгрупповая коммуникация и как внутригрупповая коммуникация. Мода связана с основными социально-психологическими ме­ханизмами общения: внушением, заражением, убеждением, подражанием. Еще в XIX в. появились трактовки моды как подражания (Г. Спенсер: «Мода по своей сути является подражанием»). Решающую роль в истории моды сыграли два стимула: уважение и соревнование, которые проявлялись в подражании из уважения и в подражании из соперничества. Подражание из уважения (подра­жание из-за почтительности) преобладало при абсолютизме, когда вкусы ко­роля становились безусловными модными стандартами. Короли и их прибли­женные были законодателями моды — ярким тому примером был «Король — Солнце» — король Франции Людовик XIV. В буржуазном обществе эта роль переходит ко всем, кто на виду: в XIX в. подражали актерам (Тальма, М.Таль-они, С.Бернар), поэтам (лорду Дж.Байрону), политическим деятелям (С.Бо­ливару, Дж. Гарибальди), в XX в. — кинозвездам, популярным поп- и рок-музыкантам, политикам, топ-моделям.

Наряду с подражанием существует и противодействие отдельных лиц или социальных групп друг другу с помощью моды, например, английской арис­тократии и буржуазии (особенно членов религиозных сект) накануне и во время буржуазной революции в XVII в.

В основе подражания лежит имитационный рефлекс. Более глубоким и ши­роким явлением стало взаимное уподобление, которое называется социальной идентификацией и имеет прямое отношение к модному поведению. Иденти­фикация — внутренний социально-психологический механизм общения, со­здающий основы для сознательного уподобления и одновременно сознатель­ного обособления. Посредством моды проявляется уподобление человека чле­нам своей группы и одновременно противопоставление членам других групп. Явление, заключающееся в идентификации с группой и оппозиции к обще­принятой моде, получило название антимоды. Как правило, протест против официальной моды является внешним проявлением неприятия господствую­щих в обществе ценностей. Такое поведение характерно для социальных групп, недовольных социальным устройством и своим положением в обществе. Так, во время Великой французской революции антимодой являлась манера оде­ваться санкюлотов. Во второй половине XX в. негативное отношение к обще­принятой моде стало присуще молодому поколению. После второй мировой войны протест молодых людей принял самые разнообразные формы, проявля­ющиеся в молодежных субкультурах: в 1940-е гг. — зути в США и зазу во Фран­ции; в 1950-е гг. — битники и байкеры в США, тедди-бойз в Великобритании, стиляги в СССР; в 1960-е гг. в странах Запада — рокеры, «моды» (модернисты), хиппи; в 1970-е гг. — хиппи, бритоголовые и панки; в 1980-е гг. — панки, «новые романтики», рэпперы, «зеленые»; в начале 1990-х гг. — «гранж». Антимода ча­сто превращается в массовую моду или по меньшей мере оказывает влияние на официальную моду. Так, в массовую моду превратились джинсы, которые в 1950—1960-е гг. были одеждой молодых людей, протестующих против господ­ствующих порядков, — битников, хиппи, «левых» студентов. Именно альтер­нативные субкультуры содержат огромный инновационный потенциал, кото­рый осваивает современная мода. Например, у хиппи были заимствованы тен­денция к индивидуализации облика человека в противовес обезличивающему характеру буржуазной униформы и единообразию официальной моды, а также интерес к использованию элементов культуры других народов и старых вещей, несущих на себе печать времени, эклектизм, с помощью которого каждый стремился выразить свое «я». У субкультуры панков были заимствованы кроме ярких цветов, агрессивных аксессуаров и т.п. еще и тенденция к эпатажу и пародированию традиции.
  Следование моде выявляет отношение человека к обществу, к окружаю­щему миру, к самому себе. С одной стороны, личность хочет сохранить свою индивидуальность, с другой стороны, стремится идентифицировать себя с другими членами общества. Скрытое желание подчиниться моде борется со стремлением быть независимым от нее, не подражать другим, а отличаться от них. Мода исключает подлинный выбор, предлагая человеку готовые вари­анты, стандартные образцы поведения, которым можно бездумно следовать, и вместе с тем поддерживает иллюзию развития индивидуальности. В этом как раз проявляется защитная, компенсаторная функция моды. Американс­кий социолог Дж. К. Гэлбрейт указал на то, что обладание модными стандар­тами и образцами связано с определенной психической реакцией. Эти блага вызывают у потребителя чувство личного успеха, равенства с соседями, ос­вобождают его от необходимости думать, вызывают сексуальные потребнос­ти, обещают ему престиж в обществе, улучшают его физическое самочув­ствие, содействуют пищеварению, сообщают внешнему облику привлека­тельность в соответствии с общепринятыми стандартами, удовлетворяют пси­хические запросы. В противном случае индивид чувствует себя ущемленным, вне нормы.

Принадлежность человека к той или иной социальной или возрастной группе определяет возможность выбора его отношения к моде. Модное подражание приобщает личность к системе групповых ценностей. Следование моде тесно связано с конформизмом, который является частным случаем социальной идентификации. Конформизм предполагает некий конфликт между личностью и группой, расхождение их взглядов, желаний, интересов. При этом личность вынуждена приспосабливаться к ценностям группы, либо отказываясь от соб­ственных убеждений, либо маскируясь под стандарты, принятые группой. Мода смягчает конфликт между необходимостью подчиниться конформизму и необ­ходимостью индивидуального вьщеления, обеспечивая одновременно и то, и другое. Следование моде может быть формальным или активным. В случае фор­мального следования моде ее предписания выполняются лишь в том случае, когда они не противоречат личным убеждениям человека.

Последователи моды проявляют разную степень активности, что дает воз­можность классифицировать их по признаку модной ориентации (об этом под­робнее см. в п. 8.5.3.). Наиболее активное участие в распространении моды при­нимают лидеры моды. Лидеры моды не создают ее. Они не появляются до тех пор, пока новая мода не создана. Как правило, создателями конкретной моды являются не ее лидеры. Лидеры — первые распространители модных стандар­тов и образцов. Выделяют официальных лидеров моды (лидеры интернацио­нального или национального масштаба распространяют модные образцы через средства массовой информации) и неофициальных (лидеры в своей группе). Ранее лидерами моды были короли, их фавориты и фаворитки и придворные. В XIX в. эту роль стали играть актеры и публика в театре, в XX в. — деятели массовой культуры, поэтому их имена и образы использовали в рекламе раз­нообразных модных товаров (актрисы рекламировали мыло, певцы — шампу­ни, знаменитые спортсмены — туалетную воду и т.п.). В основе моды лежат именно массовые стандартизированные образцы, так как мода является фор­мой массового поведения.

Моду исследовали и как психологический феномен, изучая причины ее воз­никновения и изменения с точки зрения индивидуальной психологии. Мода удов­летворяет важные потребности человека в качестве механизма, разрешающего конфликт между социальным конформизмом и индивидуальной свободой. Г. Зим-мель дал такое определение: «Мода представляет собой некоторую особенную форму из числа тех, путем которых жизнь пытается осуществить компромисс между тенденцией к социальному уравнению и склонностью личности к прояв­лению своей индивидуальности». Другие исследователи моды делали акцент на психологической функции моды, которая является способом эмоциональной раз­рядки, удовлетворяет потребность человека в новых ощущениях: «Смысл суще­ствования моды — нарушение постепенности развития ряда массовых явлений, периодическое радикальное изменение (один раз в шесть-восемь лет) — это встряс­ка, с помощью которой человек освежает свои ощущения» (Л. Петров). Психоло­гический подход к моде позволяет выявить психологические причины изменения моды: 1) причина сменяемости модного поведения — в психологическом законе «угасания ориентировки»: многократное воздействие приводит к тому, что ори­ентировочный рефлекс слабеет, гаснет, воспринимаемый образ теряет свое зна­чение (модный объект теряет постепенно ценность современности); 2) новый раздражитель только тогда дает эффект, когда он превосходит «норму адаптации» к прошлым раздражителям. Новый образец может стать модным только тогда, когда прежний образец утратит модные значения. Поэтому важно предложить новое в нужный момент, когда для восприятия нового созреют условия. В истории моды было множество примеров неудачных попыток преждевременно внедрить новую моду. Например, в 1922 г. во Франции провалилась кампания по пропаганде длин­ных юбок, а в 1969—1972 гг. — попытка ввести в моду длину макси. Великие модельеры обладали чутьем, позволяющим им угадывать тот момент, когда по­требитель уже «созрел» для восприятия новых форм. Французская писательница М.Дюрас так, например, написала об известном кутюрье И. Сен-Лоране: «Он из года в год предлагает женщинам не просто то, чего они ожидают, а то, чего они ожидают, не осознавая этого».

Свою трактовку моды как психологического явления предложили психо­аналитики (З.Фрейд, Э.Фромм, Дж.Флюгель и др.), которые связывали ее возникновение с бессознательными процессами. 3. Фрейд дал такое толкова­ние происхождения моды: «Новая мода возникает из призывов к свободе, кра­соте и значимости». Психоаналитики трактовали следование моде как способ преодоления чувства неполноценности человека, возникающего в результате неудовлетворенности своим социальным положением. Приверженность моде компенсирует отсутствие престижа: «Изменение в одежде дает иллюзию изме­нения личности, домохозяйка в фартуке чувствует себя как служанка, в вечер­нем платье — она уже чувствует себя леди» (П.Нистром).

Подобный подход к изучению моды привел и к ее эротической интерпрета­ции, которая трактовалась как выражение сексуальных потребностей. Дж. Флю-гель предложил теорию «движения эрогенных зон», которая объясняет изме­нения европейского костюма (прежде всего женского) исходя из того, что мода является важным моментом сексуального соревнования.

Пошив одежды

Спецодежда

Нанесение

Другое

Готовая одежда