ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ И ОСНОВНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ

3.8. ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ  ПРОБЛЕМЫ  И  ОСНОВНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ  В  СОВРЕМЕННОМ ДИЗАЙНЕ  ОДЕЖДЫ

Озабоченность общества экологическими проблемами стала одной из при­чин формирования новой концепции в дизайне («средовой подход»), ради­кально пересматривающей средства, методы и ценности дизайна. Эта концеп­ция предполагает включение дизайнерского проекта в реально существующий культурный контекст с учетом экологических факторов. 
   Разрушение природной среды в разнообразных формах превратилось в ми­ровой процесс, последствия которого привели к необходимости кардинальных изменений во многих областях человеческой деятельности. Современные фи­лософы, социологи, экологи, культурологи считают, что мы живем в эпоху смены цивилизаций: индустриальная цивилизация сменяется новой, которая получила название «постиндустриальная эра», «информационная цивилиза­ция», «экологическая цивилизация», «ноосфера».
   Преодоление кризиса, связанного с экологическими, демографическими и военными проблемами, возможно только при условии изменения нашего мыш­ления, пересмотра приоритетов и ценностей. «Сдвиг парадигмы», т.е. форми­рование новых основ мировосприятия, означает переход к новому этапу бы­тия человека и природы. Человечеству необходимо перестроиться, отказаться от привычных, унаследованных от прошлых поколений, стандартов в отноше­нии к природе. Переход к экологическому мышлению означает утверждение экологического гуманизма в качестве основополагающей установки в деятель­ности человека. Экологическая ориентация привела к утверждению новой си­стемы ценностей в дизайне. «Экологическое проектирование» не имеет четко обозначенных границ — экологическим может быть названо любое направле­ние в дизайне, утверждающее принципы экологической этики и ориентирую­щееся на гармонизацию отношений человека с окружающим миром.
   Экологические проблемы находят отклик и в творчестве дизайнеров одеж­ды. Впервые экологическая тема появилась в моде конца 1970-х — начала 1980-х гг., когда возник «экологический» стиль: одежда из натуральных, пре­имущественно льняных и хлопчатобумажных тканей, естественные цвета, с отделкой ручной работы и т.п. Однако за прошедшее с тех пор время произош­ли изменения в понимании влияния экологических проблем на дизайн одеж­ды, затронувшие прежде всего принципы проектирования одежды. Сегодня экологическое направление в дизайне связано главным образом с этикой про­фессиональной деятельности, с изменением целей и задач дизайна в совре­менном мире. Одной из причин экологического кризиса является неумеренное потребление «цивилизованного» человека. В индустриальном обществе крите­рием жизненного успеха выступает объем личного потребления. Темпы роста потребления особенно усилились после второй мировой войны, когда на За­паде сформировалась идеология «общества потребления». «Вещизм» изменил традиционное отношение к вещи: основным требованием рынка к товару вместо качества и долговечности стало удобство в употреблении и модность, по­явились вещи одноразового использования. Требования рыночной экономики привели к значительному сокращению продолжительности модных циклов. Однако бесконечное развитие существующей тенденции роста потребления на Западе и распространение западной модели потребления на остальной мир представляется невозможным, поскольку существуют «пределы роста потреб­ления». Порождение все новых потребностей и их удовлетворение в ущерб при­родным системам находятся в тесной взаимосвязи, образуя единый механизм, являющийся причиной глобального кризиса. Назрела необходимость форми­рования новой системы ценностей, которая способствовала бы гармоничному сосуществованию человека и природы, определяя примат качества жизни над количеством потребляемых благ. Отсюда вытекает важнейшее направление эко­логизации современного общества — экологизация потребления, означающая разумное сокращение потребления, распространение норм экологически пра­вильного потребления, возврат к вещам длительного пользования.
    Проблема экологизации потребления привела к качественному изменению задач дизайна: на первый план вышло не столько совершенствование формы и функции, сколько сокращение избыточного количества продуктов дизайна, пересмотр материалов и технологий, формирование новой структуры потреб­ностей. Снизить объемы потребления возможно путем продления срока пользо­вания изделиями, достижения оптимального соотношения затрат на произ­водство вещи и срока ее использования, отказа от вещей одноразового пользо­вания (там, где это разумно и обоснованно), оказывания предпочтения добро­качественным вещам длительного пользования. Снижению объемов потребле­ния способствует приверженность современного дизайна одежды вещам не только длительного пользования (классические аксессуары и трикотаж), но и многофункциональным. Многие современные модельеры являются сторонни­ками идеи минимального гардероба, состоящего из вещей, подходящих для любого случая и не принадлежащих к какой-либо определенной ассортимент­ной группе. Одна универсальная вещь может заменить собой множество других. Сторонница концепции минимализма в моделировании одежды американка Донна Кэран отметила: «Я думаю, что наш стиль жизни требует ограничения наших расходов. Конечно, это имеет значение и для нашего гардероба. Женщи­ны хотят, чтобы функциональность, комфорт и роскошь совмещались в одной вещи. Они хотят иметь одежду, в которой границы между днем и вечером, между рабочим днем и уик-эндом размыты»*.
   Формирование экологически верного стиля потребления предполагает не только сокращение потребления, но и ориентацию на использование экологически бе­зопасных продуктов, изготовленных с применением безвредных и безотходных технологий. Поэтому с экологизацией потребления связана и технологическая экологизация (или экологизация производства). Это направление решает пробле­мы, связанные с экономией природных ресурсов, безвредными и безотходными технологиями, вторичным использованием изделий, экологическим «круговоро­том». В дизайне одежды эти проблемы решаются следующим образом: путем отказа от искусственных и синтетических материалов, которые практи­чески не ассимилируются с окружающей средой, негативно влияют на здоровье самого человека (в частности, накапливают статическое электричество) и произ­водство которых является не экологичным. Эти материалы следует заменять есте­ственными материалами, традиционными для изготовления одежды: льном, хлоп­ком, шелком, шерстью; путем замены натуральных кожи и меха искусственными (особенно это отно­сится к меху редких диких животных, перьям экзотических птиц, занесенных в «Красную книгу»).
  
Производители мехов на Западе в конце 1980-х гг. уже терпели значитель­ные убытки в связи с сокращением спроса на изделия из натурального меха. Однако и теперь еще эта проблема является, пожалуй, наиболее спорной и конфликтной. В Северной Америке и Западной Европе разворачивается ожес­точенная борьба «зеленых» с теми, кто носит одежду из натуральных кожи и меха. Показы коллекций меховых изделий нередко сопровождаются манифес­тациями защитников животных. Так, скандал разразился во время демонстра­ции коллекции одежды из натурального меха осень-зима 1993—1994 гг. знаме­нитой итальянской фирмы «Фенди». Во всех коллекциях американских модель­еров сезона осень-зима 1996—1997 гг. были модели с использованием только искусственного меха. Англичанка В. Вествуд также применяет только искусст­венный мех. Однако известно и неоднозначное отношение к этой проблеме некоторых дизайнеров, поскольку мех и кожа являются не просто предметами роскоши, но и традиционными с древности материалами для изготовления одежды. Так, К.Лагерфельд (который работает для фирмы «Фенди») считает, что отказаться от одежды из натурального меха и обуви из натуральной кожи столь же трудно, как и от потребления мяса. Так или иначе сегодня это вопрос дизайнеры и потребители вправе решать сами: отказываться или не отказы­ваться от использования кожи и меха. Тем более, что совсем отказаться от синтетических материалов и вернуться к натуральному сырью нереально.
   Наиболее перспективным является создание новых материалов с новыми эксплуатационными свойствами, которые обладают способностью саморазла­гаться, а также разработка безвредных и безотходных технологий производства с целью получения экологичной продукции. Замкнутые экоциклы предусмат­ривают безотходные технологии, повторное использование ресурсов, поскольку «мусорный кризис» стал наиболее ощутимым признаком нерационального использования сырья. Вторичная переработка сырья является сегодня самым популярным способом решения проблемы загрязнения окружающей среды. Дизайнеры одежды также занимаются проблемой регенерации отходов, по­вторного использования сырья, предлагая множество вариантов ее решения: от вторичного применения до продления срока жизни бывшей в употреблении одежды (морально устаревшей). Об этом свидетельствует расцвет в 1990-е гг. бизнеса «сэконд хэнд».
   Отдельно можно выделить направление «мусорный дизайн», который пока имеет мало общего с массовой одеждой. «Мусорный дизайн» использует для создания одежды промышленные отходы и бытовой мусор. Так, известны кол­лекции «Гринпис», включающие одежду из бутылочных пробок, банок из-под пива, пластиковых бутылок, полиэтиленовых пакетов и т.п. Однако появляю­щиеся все чаще в моделях профессиональных модельеров такие нетрадицион­ные материалы, как старые газеты, коробки из-под стирального порошка, пакеты или текстильный лоскут, свидетельствуют об интересе к возможнос­тям «мусорного дизайна». Применение любых нетрадиционных материалов спо­собствует поиску их новых возможностей, новых форм и новых образов.
   Интересную концепцию экологического производства предлагают сторон­ники «альтернативной экономики», которые считают, что любое производ­ство должно базироваться на совершенной технологии, обеспечивающей ми­нимальные потери сырья, и на мелкосерийном производстве, учитывающем конкретные потребности небольших групп людей, что приведет к колоссаль­ной экономии ресурсов. На первый взгляд это кажется парадоксальным, но многообразие стилей, дифференциация проектирования (в конечном счете рассчитанного на малую группу потребителей или на отдельного человека) ока­зываются гораздо менее расточительными и более экологичными, чем едино­образие массового серийного производства. Ориентация на выполнение инди­видуального заказа является, таким образом, одним из путей борьбы с избы­точным производством.
Несмотря на всю важность экологизации производства, поиска новых технологических решений, экологическая революция должна произойти, прежде всего, в сознании человека. Разрешить экологический кризис можно, только изменив отношение человека к миру.         Необходимым условием реше­ния экологической проблемы является формирование экологической культу­ры на всех уровнях: от тех, кто принимает решения на государственном уровне, до рядового потребителя. Экологизация сознания означает экологизацию по­требностей, мотивов поведения и самого поведения современного человека. Основой формирования экологического сознания является экологическая ин­формация. Поэтому на международном форуме «Мода и экология» (Берлин, август 1994 г.) была особенно подчеркнута важность обеспечения торговли и потребителей достоверной информацией о воздействии тех или иных товаров на человека. Было принято решение о создании «банка данных» об экологич­ной продукции с учетом всего производственного цикла. Продукция дизайна должна выступать стимулятором экологического сознания, наглядным аргу­ментом в пользу экологичного и экономного потребления в соответствии с одним из требований экологической эстетики, которая становится одним из перспективных направлений в современной эстетике. Последняя основывает­ся на признании главенства экологических ценностей: охраны природы, за­щиты естественных потребностей, поддержания экологического равновесия, развития творческого потенциала человека.
    Выход из экологического кризиса видится именно в изменении самого чело­века, так как совокупность экологических, экономических и духовных проблем современного общества можно назвать «антропологической катастрофой» (оп­ределение философа М. Мамардашвили). В качестве альтернативы индустриаль­ной цивилизации, приведшей к кризису самого человека, возникла концепция «экология человека», направленная на экоразвитие, органичный образ жизни, гуманизацию бытия современного человека. Сторонники этой концепции изу­чают проблемы адаптации человека, охраны его физического и нравственного здоровья, создания гармоничного общества и формирования гармоничной лич­ности. «Человек нового мира», как его назвал американский философ Л.Мам-форд, обладает свободой в проявлении органичных потребностей: потребностей в любви, в дружбе, в общении, в игре, в творческом развитии своих способно­стей. Вместо прежнего идеала роста благосостояния он стремится к идеалу ду­ховности и самоограничения. Именно человек является определяющим факто­ром эволюции биосферы. Кризис культуры потребления привел к проблеме рас­крепощения нереализованных способностей человека, творческого потенциала личности. Экология человека на первый план выдвигает проблему удовлетворе­ния духовных запросов личности, раскрытия его творческих возможностей.
    Полный учет «человеческого фактора» является необходимым условием дизайн-деятельности. Высшие цели дизайна, ориентированного на экологию человека: раз­витие творческих способностей личности, создание благоприятной и комфортной для человека среды. Экологическая эстетика требует от продуктов дизайна, чтобы они были:
            чувственно воспринимаемыми, привлекательными;
       благоприятно воздействующими на психику человека, передавающими ему ощу­щение покоя, естественности, раскованности;
             вызывающими положительные эмоции;    предоставляющими человеку возможность творчества, свободного самовыражения.

Такой подход находит все большее распространение и в дизайне одежды, изменив отношение к назначению вещи: полезность отошла на второй план, уступив место игре, фантазии, способствующим творческому развитию лично­сти. От продуктов дизайна требуется активное интеллектуальное и эмоциональ­ное воздействие на пользователя, побуждающее его к созданию своего образа.
   Гуманизация дизайна означает стремление к превращению современного человека из пассивного потребителя готовых благ в творца, планирующего и проектирующего свою пространственную и социальную среду. Продукт дизай­на должен воплощать дух творчества и не только вызывать у потребителя стрем­ления к свободе и раскованности в обращении с вещами, но и стимулировать к продолжению творчества, что предполагает сотворчество потребителя и ди­зайнера. Концепция сотворчества потребителя и дизайнера нашла своих сто­ронников и среди модельеров. Человек включается в процесс создания своего образа, так как ему не навязываются готовые и завершенные образы. Демокра­тизм современной моды, бесконечное разнообразие стилей, форм, силуэтов, из которых каждый может выбрать то, что подходит именно ему, — все это предоставляет свободу не только в следовании или неподчинении моде, но и самореализации. Особенно много внимания этим проблемам уделяют японс­кие модельеры, привнесшие в европейскую и международную моду новое по­нимание взаимодействия человека и его одежды. И.Мияке, например, особо указывает на возможность участия потребителя в творческом процессе созда­ния одежды: «Без изобретательности тех, кто будет ее носить, моя одежда — не одежда. В ней предусматривается простор для фантазии потребителя, который сможет понять ее по-своему»*. Й.Ямамото также думает о том, что современ­ный человек должен обладать определенной свободой при создании своего облика: «Я никогда не создаю вещи такими, какими они видятся мне. Стара­юсь воссоздать на 70—80 %, а потом подбрасываю клиентам, чтобы они завер­шили их по-своему. Я им говорю: «Вы можете носить это так, как хочется вам»". Это совершенно новый подход к моделированию одежды, и именно ему принадлежит будущее.
    Концепции сотворчества потребителя близка еще одна тенденция современ­ного дизайна — стремление превратить сам процесс потребления в развлече­ние, в деятельность, которая является творческой, вызывает положительные эмоции, приносит радость. Например, И.Мияке особо указывает именно на эту особенность своих моделей как на важнейшую цель своей деятельности: «Я ста­раюсь не просто делать одежду, а распространять хорошее настроение». Многие модельеры считают, что одежда в современном мире должна играть совершенно другую роль, чем ранее: она должна нести радость в «серые будни» повседнев­ной жизни человека. Известный итальянский дизайнер Дж. Версаче говорил: «В своей одежде я проектирую фантазию, счастье, культуру. Своей одеждой я улуч­шаю жизнь». Подобным целям, которые ставят перед собой современные моде­льеры, соответствуют многочисленные игровые элементы, юмор и ирония, при­сутствующие в одежде, поскольку смех и игра являются проявлениями чувства свободы, творчества и фантазии. На смену отношению к моде как выражению социального статуса человека пришли идеи о несерьезном, игровом отношении к моде. Игровые элементы предусматриваются многими дизайнерами в процессе ношения одежды. Такие возможности могут быть заложены в трансформирую­щихся формах, пристегивающихся элементах, в смешных дополнениях и аксессуарах. Бесконечные возможности для игры дает комбинирование отдельных предметов одежды, аксессуаров, рисунков и цветов. Почти безграничное разно­образие образов, которые дизайнеры одежды предлагают каждый сезон, предо­ставляет потребителю огромные возможности для выбора — примерить на себя все эти образы, так как, по мнению американского модельера Джона Каррано, меняя одежду, человек по собственному желанию меняет свой имидж.
    Перспективным направлением экологического дизайна является так назы­ваемый неотехнологический дизайн — дизайн цвета и света, запахов, звуков. Появляется звучащая одежда, одежда со световыми эффектами, одежда с за­пахами, одежда из тканей с жидкими кристаллами, меняющая цвет в зависи­мости от освещения или от температуры тела человека. Подобные эксперимен­ты с новейшими технологиями проводят японские и итальянские дизайнеры (А.Мендини, Д.Сантакьяра, Ч.Руджери и др.).
     Важнейшим направлением экологического движения является экология культуры. Понятие «экология культуры» ввел акад. Д. С.Лихачев, одним из первых обративший внимание общества на важность сохранения и поддержания куль­турной традиции для выживания человечества. Цивилизация будущего — эко­логическая цивилизация — должна стать цивилизацией культуры, создающей условия для свободного диалога различных культур, ибо потребность человека в различающихся культурах является одной из важнейших жизненных потреб­ностей. Экология культуры предполагает сосуществование, диалог, многооб­разие национальных культур, разных художественных языков, сохранение ре­гиональных и национальных традиций. Потребность в усилении гуманистичес­кой функции дизайна выразилась в возникновении средового и культурологи­ческого подхода к проектированию среды обитания человека: стремлении к воссозданию регионального и национального своеобразия среды, сохранению и дальнейшему развитию этнической самобытности.
    Экологически-ориентированный дизайнер обращается к традициям мате­риальной и духовной культуры региона, стремясь воссоздать образы человека, которые соответствуют данной этнокультурной традиции. Среди задач так на­зываемого регионального дизайна — создание одежды, соответствующей кли­матическим и природным условиям данного региона, возрождение традици­онных типов формообразования и отношения к материалам. Например, проек­тирование одежды для Крайнего Севера и Сибири — регионов с суровыми климатическими условиями. В нашей стране, к сожалению, это направление пока недостаточно разработано применительно к массовому производству, а в странах Скандинавии оно успешно развивается. Там направление в моделиро­вании, связанное с созданием новой одежды на основе многовековых тради­ций, получило название «неонордизм». Костюм является крайне важным эле­ментом традиционного образа жизни, в котором отражено мировосприятие данного этноса. Современные дизайнеры одежды стараются на новом уровне воссоздать национальные образы, соответствующие одновременно и тради­ции, и новому образу жизни современного человека.
    Начиная с 1970-х гг. в коллекциях дизайнеров одежды все более стало це­ниться проявление национального духа. Коллекции японских дизайнеров одежды имеют огромный успех именно потому, что в них на основе японских тради­ций орнаментации и формообразования одежды создана современная одежда, адресованная всем людям, независимо от их национальности. Совсем не слу­чайно в первой коллекции К. Лакруа в 1987 г. был использован образ «прекрас­ной арлезианки» — культурные традиции и костюм его родной области Ка-марг на юге Франции. В этой коллекции было выражено мировосприятие южа­нина с его любовью к ярким цветам, пышным формам, активному декору. В коллекциях английских модельеров ценится проявление качеств, присущих англичанину: эксцентричность и чувство юмора по отношению к традициям. В нашей стране национальные традиции проявляются, например, в коллекциях таких разных по духу модельеров, как В.Зайцев и В.Юдашкин.
   Однако традиции материальной культуры других народов привлекают со­временных дизайнеров ничуть не меньше, чем собственные, и являются прак­тически неисчерпаемым источником нового. Человека, особенно жителя стран Запада, всегда привлекала экзотика Востока. Однако интерес деятелей совре­менной культуры к традициям стран Востока вызван не только поисками но­вого и необычного в восточных философии, религии, отношении к природе и человеку, они ищут ростки нового мировоззрения, которое может стать осно­вой цивилизации будущего. Именно на Востоке к человеку относятся как к части природы, существующей в гармонии с другими ее частями.
     В моделировании одежды обращение к культурным традициям других стран имеет достаточно длинную историю. Восток всегда привлекал европейцев сво­ей экзотикой, пышностью и изысканностью. Практически в любой период истории европейского костюма можно обнаружить восточные влияния: от эпохи крестовых походов до XX в. Особенности использования национальных тради­ций в современной одежде связаны с эстетикой постмодернизма, в частности, с «методом цитат», когда «цитатой» может быть деталь национального костю­ма, элемент декора, укрупненный или деформированный орнаментальный мотив, покрой или цветовая гамма одежды. Смешивая элементы костюмов раз­ных народов, дизайнер создает совершенно новый образ, часто не связанный с конкретным и определенно узнаваемым творческим источником. Именно так создают свои модели Ж.-П.Готье, Дж. Гальяно, Р.Джильи.
     Особая область в моделировании одежды — использование конструкций национального костюма. «Этнический» стиль давно уже адаптировал для со­временной одежды формы костюма разных народов мира. Как правило, это — бесструктурная одежда простых форм, часто несшитая: сари, саронг, пончо и т.п. Обращение к формам, цветам (многие цвета были заимствованы европей­скими модельерами из цветовой культуры стран Востока — «цвета прянос­тей», «китайский желтый», «буддийский оранжевый» и т.п.), украшениям, изделиям прикладного искусства других регионов не исчерпывает влияния восточной традиции на западный дизайн. Плюрализм вкусов в современном мире означает и равноправие эстетических идеалов, в том числе и представле­ний о красоте, всегда связанных с той или иной этнокультурной традицией. Наряду с европейским типом женской красоты равноправное место в моде занял неевропейский тип. Разнообразие типов лиц, которое мы видим на по­диумах и на страницах журналов мод, выступает подтверждением права каж­дой нации, каждого народа и каждого человека на признание его неповтори­мости, обогащающей человечество.
     Наслоение множества традиций позволяет проектировать новую одежду, отличающуюся от традиционной европейской и от этнической. Еще хиппи, обратившись в 1960-е гг. к национальному костюму других народов, создали одежду, альтернативную униформе делового человека, позволяющую каждому выразить себя в костюме.
     Современный японский дизайн одежды основан на синтезе восточной и западной традиций. Несомненно, что более чем тысячелетняя история японс­кой культуры оказывает влияние на творчество любого японского модельера, независимо от его желания. При этом японские дизайнеры стремятся создавать современную одежду, заимствуя не конкретные формы из традиционной одеж­ды, а общие принципы создания костюма, традиции художественного творче­ства. В первую очередь они отталкиваются от конструкции японской и, шире, восточной одежды, для которой характерны удобство (из-за свободного покроя), простота, универсальность (при покрое не учитываются индивидуаль­ные особенности фигуры, поэтому одежда подходит всем и благодаря этому может передаваться по наследству из поколения в поколение). Свободный по­крой — важнейшая особенность восточной одежды — не деформирует тело (как европейская, придающая телу идеальные формы; крайний вариант — кар­касный костюм с корсетом), а сохраняет свободное пространство между телом и одеждой. Такие модели предназначены для движения, создают ощущение свободы и комфорта, позволяют путем их трансформации в процессе ношения каждый раз получать новое, неповторимо индивидуальное творение. Это соот­ветствует японскому пониманию традиции: красоты нет без свободы, без сво­бодного пространства; красота только тогда истинна, когда воплощена в ин­дивидуальном образе. При этом в моделях японских дизайнеров воплощается и типичное для европейской традиции стремление каждой личности выразить себя в костюме, удовлетворяя потребность в самовыражении. Характерной осо­бенностью японских модельеров является большое внимание к фактуре мате­риалов. Так, для новой коллекции И. Мияке в специальной лаборатории под его руководством может быть создано до 300 различных тканей. Настоящей сенсацией стали его гофрированные ткани: блестящие и матовые, упругие и мягкие, гладкие и шероховатые.
   Отсутствие композиционного центра, асимметрия являются характерны­ми особенностями японского искусства. Перетекающий орнамент с ваз, шка­тулок и ширм японские модельеры перенесли на современную одежду (на­пример, знаменитые галстуки Кензо, орнамент которых плавно «перетекал» на рубашку, или расписные платья Х.Мори). Японские модельеры предло­жили и асимметричные конструкции, положив начало направлению декон-структивизма в дизайне одежды.
   Сотворчество потребителя и дизайнера возможно вследствие незавершен­ности творений, имеющей глубокие корни в японской художественной тра­диции. В японском искусстве завершенность произведения считается несов­местимой с вечным движением жизни, противоречит буддийскому учению об изменчивости бытия в вечном потоке времени. Важным для формирова­ния идеи сотворчества потребителя и модельера как концепции дизайна является принцип недеяния (увэй), который проповедует философия дзэн-буддизма: перевоплощение одного в другое делает жизнь вечной, не надо мешать миру проявлять себя, поэтому японский модельер дает возможность человеку свободно трансформировать свою одежду в процессе эксплуата­ции. Спонтанность, импровизация, трансформация в процессе ношения — все эти качества присущи одежде японских дизайнеров. Это дает возмож­ность потребителю участвовать в творческом процессе.
   Еще одна особенность японской традиции, столь необходимая современ­ной культуре, — умение ассимилировать разнообразные влияния, отбирая лишь то, что не противоречит, а органично дополняет собственную культуру. В ди­зайне одежды японские модельеры, соединив японскую и европейскую ху­дожественные традиции, сумели создать совершенно новую одежду, которая не является ни чисто японской, ни европейской, а скорее может восприни­маться как одежда будущего. И одежда будущего должна отражать проблемы экологии, особенно экологии человека.

Пошив одежды

Спецодежда

Нанесение

Другое

Готовая одежда